Украинский ключ к православному миру

ЦЕРКОВЬ

Авторитет церкви в Украине основывается на том, что она является значимым элементом гражданского общества, а не частью государственной машины. Преодолев разделение, более ста украинских православных иерархов смогли бы укрепить общественное влияние в стране и принять участие в грядущем Вселенском Соборе в качестве полноправной делегации

 

В православном мире назревают большие трансформации. Вселенский Патриарх Варфоломей I, ищущий ответы на современные цивилизационные вызовы, намерен созвать Вселенский Собор — единственный церковный орган, который канонически полномочен разрешить проблемы и противоречия восточно-христианского мира. Предыдущий Собор состоялся 1225 лет тому назад, в 787 году.

В начале прошлой осени патриарх возобновил действие древнего церковного института — Пентархии. Он возник еще после IV Вселенского Халкидонского Собора (451 год), когда был учрежден Иерусалимский Патриархат, и представлял собой систему соборного главенства в Церкви пяти патриархов: Римского, Константинопольского (Вселенского), Александрийского, Антиохийского и Иерусалимского. Этому институту придавалось большое символическое, даже сакральное значение. Пентархия в церкви отождествлялась с пятью чувствами человека, пятью пальцами руки, Христом и четырьмя евангелистами. Она существовала до раскола на Восточную (Православную) и Западную (Католическую) Церкви в 1054 году. Главной задачей, которая стоит перед этим восстановленным коллегиальным органом, является определение порядка созыва и организация проведения VIII Вселенского Собора.

Новый Рим

Вокруг грядущего Собора разворачивается своя конфликтная линия. Традиционно «первенство чести» в православии принадлежит Константинопольскому Патриарху, за ним следуют  Антиохийский, Александрийский и Иерусалимский. Патриарх Московский и Всея Руси находится лишь на пятом месте. Но Русская Православная Церковь (РПЦ) как самая мощная церковь, с самой большой паствой, претендует на формирование повестки дня предстоящего Собора и содержание его определений. Среди них, кроме собственно богословских проблем, ожидается решение вопросов о взаимоотношениях с другими христианскими конфессиями, порядке предоставления независимости церквам — автокефалии, определении границ канонических территорий.

Пентархия, куда не входит Московский Патриарх, является преднамеренно созданным заградительным щитом от влияния РПЦ. Поэтому в Москве отвергается сама идея признания за грядущим Собором статуса Вселенского. Там предпочитают говорить о «Всеправославном Святом и Великом Соборе». А возможность созыва Вселенского Собора в РПЦ предлагают рассматривать только после воссоединения Православной и Католической Церквей. В этом интересы РПЦ совпадают с интересами Ватикана, который в случае возобновления единства надеется на реставрацию своего главенства во всём христианском мире.

Украина, вторая по величине православная страна в мире, не может оставаться простым наблюдателем в этом процессе. В то же время наиболее многочисленная и единственная канонически признанная православная конфессия Украины — Украинская Православная Церковь в составе Московского Патриархата (УПЦ-МП) — в последнее время оказалась в ситуации эскалации противоречий между группами влияния в среде ее высшего духовенства. Недуг главы УПЦ-МП Блаженнейшего Митрополита Владимира (Сабодана), вынудивший предстоятеля частично отойти от непосредственного управления, стимулировал публичную и скрытую активность церковных и околоцерковных группировок как в Украине, так и за рубежом.

Священный Синод УПЦ-МП, состоявшийся 26 января под председательством митрополита Агафангела (Савина) и без участия Блаженнейшего, попытался организовать внутрицерковный переворот: митрополиту Вышгородскому и Чернобыльскому, наместнику Киево-Печерской лавры Павлу (Лебедю) временно поручили управлять Киевской епархией. Раньше ею управляла комиссия во главе с секретарем Митрополита Владимира архиепископом Александром (Драбинко). При этом архиепископа Александра освободили от должности настоятеля храма Всех Святых комплекса Кафедрального Свято-Воскресенского собора. Через десять дней глава УПЦ-МП заявил о несогласии с этим решением и возвращении к прежнему распорядку: «Решения по Киевской епархии принимать коллегиально с главами викариатств, подавая на наше утверждение и подпись».

Участникам этого процесса есть за что бороться: УПЦ является крупнейшей составной частью Московского Патриархата. Она насчитывает (данные на начало 2011 года) 45 епархий, 12 043 прихода, 186 монастырей, 22 учебных заведения, где обучается 4,5 тыс. студентов, а также множество периодических изданий, телеканал «Глас», паломнические центры, мастерские, фермерские хозяйства и множество других предприятий и учреждений. Управление церковью и ее активами осуществляется на иерархических началах — окончательное решение принимается Синодом и предстоятелем.

Возможность влияния на священноначалие сулит конкретные выгоды. В частности, прихожане представляют собой организованную и многочисленную электоральную группу.

Вселенский Патриарх Варфоломей I посетил Украину по случаю 1020-летия крещения Киевской Руси, но это не изменило церковную диспозицию в стране

Симфония и какофония

Церковь в качестве эффективного института общественного влияния издавна используют в политических целях. Христианство — религия рабов и других угнетаемых групп в Римской империи, возникшее две тысячи лет назад как мировоззренческая и этическая альтернатива официозному язычеству, несмотря на жесточайшие гонения, приобрело значительный авторитет. Поэтому в начале IV столетия император Константин Великий «почел за благо» использовать его в качестве опоры своей власти, утвердив в статусе государственной религии. Император принудил отцов церкви сформулировать догматы (в первую очередь — Символ Веры) и снизить градус внутреннего соперничества в сугубо богословских вопросах. Константин положил начало административному структурированию церкви, которое постепенно стало соответствовать территориальному устройству империи. При нем закончился первый «катакомбный» период христианства, который сменила первая же «симфония Церкви и Государства». Длилась она вплоть до падения Византии под натиском турок в 1453 году.

Количество православных верующих в Украине дает УПЦ все основания претендовать на то, чтобы быть представленной на Соборе собственной полноправной делегацией в числе других поместных церквей

После Великой Победы Иосиф Сталин, сделав большие послабления церковникам в годы Великой Отечественной войны, решил использовать церковный рычаг как инструмент усиления политического влияния. В 1948 году с целью признания РПЦ главенствующей в православном мире он намеревался провести Вселенский Собор в Москве. Тогда именно позиция четырех древних патриархов сорвала идею создания «православного Ватикана» в России — им не понравилась перспектива оказаться под советским омофором. Да и сегодня Государственный департамент США внимательно следит за процессами в мировом православии и тщательно противодействует любым попыткам усиления в нем Москвы, понимая, что с этого может начаться ренессанс новой империи.

В современной Украине «симфонии Церкви и Государства» не наблюдается по многочисленным историческим, культурным и политическим причинам. Придя из Византии на Русь со своей административной структурой и «симфоническими» представлениями о взаимоотношениях с государством, христианство столкнулось с многовековой традицией язычества, игравшего тогда роль носителя культурной памяти и регулятора общественных взаимоотношений. Языческие культы представляли собой стержень общественного бытия и опору княжеской власти. Церковь заменила язычество, преуспев как в общественном, так и во властном сегменте. Для этого ей, правда, пришлось пойти на определенный симбиоз с языческими традициями и верованиями, особенно в отдаленных от княжеских столиц местах.

Вызовы Собора

Перед украинским православием созыв VIII Вселенского Собора ставит свои вызовы. УПЦ — это крупнейшая составляющая часть Московского Патриархата, одна из крупнейших церквей в мире по количеству практикующих православных христиан. И это без учета четырех с половиной тысяч приходов непризнанного Киевского Патриархата и около тысячи общин Украинской Автокефальной Православной Церкви. При этом украинское православие, отделенное от вселенского московским барьером, не имеет на самом деле автономного статуса, не говоря уже об автокефалии. Даже совсем малочисленные Синайская, Финская, Японская и Китайская православные церкви признаны автономными, а вот Украинская — нет. Ее «самостоятельность и независимость в управлении» (формулировка устава РПЦ) признается только Московским Патриархатом.

Количество православных верующих в нашей стране дает УПЦ все основания претендовать на то, чтобы быть представленной на Соборе собственной полноправной делегацией в числе других поместных церквей (сейчас в мире 15 поместных православных церквей, УПЦ может стать шестнадцатой). Однако осуществить такое намерение можно лишь после «уврачевания раскола в украинском православии».

Хотя говорить о «расколе» не совсем корректно, ведь Киевский Патриархат скрупулезно следует всем догматам православия. Киевский патриарх Филарет (Денисенко) за литургией поминает предстоятелей 14 православных церквей. Не поминает лишь Московского патриарха из-за того, что в российской столице Филарета в середине 1990-х анафемствовали. В украинском православии скорее наблюдается не раскол, а разделение на две параллельные иерархии. Их сведение в одну — тяжелая, но посильная для обеих церквей задача. Константинопольский патриарх никогда не заявлял, что не признает каноничности и благодатности иерархов Киевского патриархата. В то же время Вселенским православием не признается каноническая юрисдикция Московской патриархии над территориями Украины, Беларуси, Молдовы и некоторых других стран.

Заседание Священного Синода Русской Православной Церкви. Председательствует Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл

Сегодня в Русской Православной Церкви насчитывается 30 675 приходов, из которых половина находится вне территории Российской Федерации. В Украине, как уже упоминалось, более 12 тыс. православных приходов, не считая общин Киевского Патриархата и УАПЦ. В Беларуси насчитывается более полутора тысяч, Молдове — свыше семисот, в Центральной Азии — свыше тысячи. Есть приходы РПЦ в Европе и Америке. (Автору не удалось отыскать официальной статистики РПЦ по Российской Федерации, поэтому пришлось складывать количество приходов в епархиях РПЦ в России, которые опубликованы на их сайтах, — получилось около пятнадцати тысяч.)

Между тем в объединении украинского православия не заинтересован ни Московский, ни Константинопольский патриархат. Причины такого отношения к нашей стране у них различны. Москва не желает выпустить из своего (пусть номинального) церковного подчинения Украину, поскольку это чревато превращением Киевской патриаршей кафедры в равновеликий центр влияния в мировом православии. Константинопольский патриархат удовлетворен возможностью разыгрывать «украинскую карту» в противостоянии с Москвой, давно желающей главенства в православном мире.

А потому церковные и околоцерковные группы влияния в нашей стране и за рубежом, заинтересованные в консервации неполноценного статуса украинского православия, сейчас особенно активны. Болезнь предстоятеля УПЦ-МП и стимулируемая этим обстоятельством борьба за власть в церкви — очень удобный период для реализации таких намерений. Подготовка к предстоящему Вселенскому Собору лишь обостряет противоречия и повышает цену управленческих решений в украинской церкви.

История дает право
Украинское православие имеет более чем тысячелетнюю историю. Пришедшее на земли Киевской Руси в IX–X веках христианство, настойчиво распространяемое князьями, превратило Православную Церковь на Руси в становой хребет общества. Однако падение Киева под натиском хана Батыя в 1240 году остро поставило вопрос о центре христианства в русских землях.

Монголо-татары не препятствовали христианской религии, их интересовали политическое подчинение завоеванных земель и своевременная уплата дани Орде. В 1299-м из разоренного Киева резиденция митрополита была перенесена во Владимир-на-Клязьме, а позже в Москву (при Иване Калите). Почти одновременно, в 1302 году, по просьбе короля Руси и князя Володимерии Юрия І, Константинопольский патриарх Афанасий и византийский император Андроник ІІ Палеолог учредили Галицкую митрополию. В списке митрополий Константинопольского Патриархата она числилась под номером 81 (первая митрополия Руси со времени еще Аскольдового Крещения числилась под номером 60), и ее каноническая юрисдикция распространялась на всю территорию королевства — Галицкую, Луцкую, Перемышльскую, Туровскую, Володимирскую и Холмскую епархии. История сохранила имя первого митрополита Галицкого — Нифонт. Таким образом, начало XIV столетия знаменовало собой установление на территории исторической Руси двух митрополичьих престолов — во Владимире-на-Клязьме и Галиче.

Интересно, что вплоть до 1688 года киевские владыки носили титул митрополитов Киевских, Галицких и всея Руси. Употребление этого термина было запрещено через пару лет после присоединения Киевской митрополии к Московской патриархии. Это стало следствием Переяславской рады и Андрусовского мирного договора между Россией и Польшей, по которому Киев временно передавался в подчинение Москве. (России позднее удалось оставить Киев в своем составе — единственную территорию на правобережье Днепра — по Вечному миру 1686 года, уплатив Польше 146 тыс. рублей в качестве компенсации.)

В украинских землях в XIII–XVII столетиях православие было частью гражданского общества, эффективно сопротивляясь этнической и религиозной экспансии Речи Посполитой. Оно не подлежало власти, но взаимодействовало с нею. При необходимости — жестко.

А вот на землях Северо-Восточной Руси, позднее — Московского царства, уже с момента переезда туда киевского митрополита, церковь была подчинена княжеской, а позднее и царской власти. Исключением стала лишь древнейшая Новгородская архиепископия. До захвата Новгородской земли в 1478 году войсками московского князя Ивана ІІІ архиепископ там избирался духовенством вместе с мирянами и вступал на свою кафедру после получения благословения от митрополита. Лидер новгородского сопротивления московской оккупации посадница Марфа Борецкая настаивала на том, чтобы сохранить традицию поставления архиепископа Киевским, а не Московским митрополитом. Это требование было одним из ее главных политических разногласий с Иваном III. Новгородцы в единении через Киев со Вселенским Православием усматривали альтернативу московскому самодержавному изоляционизму.

Константинопольский патриарх не признавал юрисдикции московских митрополитов над епархиями Руси. После того как еще в декабре 1448 года князь Московский Василий созвал Собор русских епископов, который без согласия Константинополя провозгласил митрополитом Киевским и всея Руси епископа Рязанского Иону (его преемники титуловались уже Московскими и всея Руси), Вселенский Патриархат отказался признавать его в качестве предстоятеля. Не был признан и независимый статус Московской Церкви. Такое отношение Вселенского Православия к Московскому сохранялось вплоть до 1589 года.

С начала XVIII века Русская Православная Церковь окончательно была подчинена светским властям и в течение двухсот лет оставалась просто государственным ведомством, управляемым обер-прокурором Священного Синода.

В 1917-м, когда российское самодержавие поглотила волна народной ненависти, церковь как часть государства ощутила на себе всю жестокость пролетарской толпы, уничтожавшей храмы и другие святыни. Такой оказалась плата за сервильную позицию Церкви по отношению к кесарю.

Константин Матвиенко, Андрей Блинов

 


Автор: Константин Матвиенко
Оригінал публікації: http://www.expert.ua/articles/18/0/9888/

Comments are closed.