Сетевой футуризм

В Европе неспокойно — бесчинствуют греки, поджигая магазины и учреждения, бастуют испанцы и португальцы, румыны вынудили уйти в отставку национальное правительство, а непризнанные приднестровцы достойно и респектабельно сменили на выборах своего, казалось, несменяемого президента. Вскипает митинговой пеной Россия, в Казахстане стреляли в демонстрантов, вводили чрезвычайное положение, в Белоруссии мертвая зыбь режима не кажется уже ни мертвой, ни незыблемой. Цепной реакцией прокатились взрывы режимов в Ливии, Египте, Сирии… Глобализация, однако!

Интересно, а есть ли где-нибудь субъект или группа субъектов, которые формируют и направляют глобализацию, или она представляет собой лишь непрогнозируемую стихию?

Мне уже приходилось писать, что в наши дни зримо ускоряется течение времени. Если полтысячи лет назад разница в жизненном укладе между поколениями прадедов и правнуков была практической незаметной, то сегодня кардинальные изменения происходят при жизни одного поколения, и не один раз. Это обстоятельство затрагивает пусть по-разному, но практически все институты современной цивилизации: государство, корпорации, банки, университеты и даже религиозные организации. Современность требует от них всех с каждым днем все быстрее адаптироваться к процессам глобализации, более тесно взаимодействуя между собой. Таким образом, глобализация представляет собой главный предмет и одновременно способ осуществления политики — международной и внутренней.

Когда возникает вопрос о «режиссуре и сценариях» глобализации, то речь идет отнюдь не о «закулисье», «мировом правительстве» или других конспирологических заморочках. Исследовательские подразделения корпораций, государственные и частные центры прогнозирования, аналитики военных блоков и антитеррористических организаций прикладывают огромные усилия и тратят миллиарды для формирования качественных прогнозов близкого и отдаленного будущего. Количество таких организаций и интенсивность их контактов между собой должны были привести к возникновению идеи создания центра влияния на глобализационные процессы. Практически речь идет о новом типе власти — власти информационной. Не факт, что она уже возникла и оформилась. Но тем более не факт, что не было попыток ее спроектировать.

Глобальные информационные сети имеют центры своего управления, в тоже время они с каждым днем охватывает все большее количество людей, которые быстро попадают в зависимость от интернета. Эта зависимость имеет разноплановый и всеохватывающий характер — информационно-культурный, финансовый, бытовой. Зависимость — главный признак власти того, от кого зависят, над тем, кто зависит. Практически каркас мирового цифрового сверхгосударства уже создан. Оно вмешивается в дела традиционных обществ и государств, формируя уже не только общественное мнение и через него власть в традиционных государствах, но новую этику, бытовые привычки, вкусы. У традиционных государств нет никаких шансов противостоять этому процессу. Осознание себя главным субъектом мировой политики для глобального цифрового государства — вопрос времени. Причем близкого време

Один знакомый, реагируя на мое намерение создать собственный сайт, пошутил в фейсбуке: «Нынче человек без сайта — все рано, что без паспорта». Фактически он сформулировал принцип фиксации цифрового гражданства в глобальном государстве. В традиционных государствах все еще как с писаной торбой носятся с идеей внедрения каких-то биометрических паспортов, в то время как технологии информационные уже давно трансформируют технологии социальные.

Цифровой паспорт — сайт, на самом деле просто отдельный образец элемента новой технологической платформы взаимодействия гражданина и современного государства. Общий дизайн и набор функций такой платформы следует еще разработать. Такая разработка должна быть предметом современной политической деятельности. Но! «Современные политики» об этом не знают и даже не догадываются. Они все также кормят себя и избирателя традиционными политиканскими баснями о «повышении, улучшении, укреплении и т. д.» Разрыв между вызовами, генерируемыми современной информационной средой и реальными способностями власть предержащих — осознать их и ответить на них составит главное противоречие современного общества, грозящее ему крахом и одновременно новыми цивилизационными перспективами.

 

Оригінал публікації:  http://www.izvestia.com.ua/ru/article/25264

Comments are closed.